Тематический указатель

 

 

 

tapirr.livejournal.com Живой Журнал tapirr

 

 

 

 

 

 

 

Митрополит Антоний

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

прот. Александр Мень

 

 

 

 

священник Русской Православной Церкви Георгий Чистяков

 

Когда душат нищета и злоба,
спасают искренняя помощь и встреча с верой

Интервью со священником Георгием Чистяковым

Митрополит Антоний (Блум) и священник Георгий Чистяков
Митрополит Антоний (Блум) и священник Георгий Чистяков
     

 

Искони в чаянии радости и облегчения люди шли в храм. Даже когда казалось, что дорога к нему забыта. Идут и сегодня. И обретают добрую руку, утешение и ободрение. О духовном наставничестве размышляет отец Георгий Чистяков.


— Отец Георгий, насколько, c вашей точки зрения как православного священника, больно российское общество?

— Оно больно. И больно серьезно. Впрочем, оказавшись после падения советского режима на свободе, но в достаточно диких условиях безденежья и безработицы, избежать недугов было попросту невозможно. Проблемы, связанные с принятием самостоятельных решений по множеству важнейших жизненных вопросов, встали перед людьми во всей полноте. А ведь мы привыкли, что все проблемы решит за нас государство. Поэтому общество больно астенией — слабостью. А новое российское государство нас просто кинуло.

Хотя… Я не знаю, хорошо это или плохо. Возможно, хорошо. Ибо очень многое человек должен уметь решать самостоятельно, не опираясь на поддержку государства. Однако сегодня это пока еще получается очень плохо. Но как же помочь обществу, спросите вы. Ответить на этот вопрос помогут вам структуры гражданского общества. Я много лет занимаюсь некоммерческими неправительственными организациями. Сейчас они, к счастью, есть уже не только в Москве и Петербурге или, скажем, в Нижнем Новгороде, но и во многих других городах страны. Беда только в том, что эти организации зачастую еще слабы и нуждаются в финансовой поддержке со стороны. В противном случае они — столь необходимые людям — не могут работать.

Я говорю о ситуациях, когда люди собираются вместе и совместными усилиями решают общую проблему; о таких объединениях, как, например, ассоциации родителей детей, страдающих синдромом Дауна или диабетом, организации родственников алкоголиков, объединения пенсионеров и инвалидов… Их множество!

И Церковь – тоже один из элементов гражданского общества. При храмах могут создаваться кружки трезвости, группы помощи нищим, бездомным. Там кормят и одевают бомжей. Люди, которые этим занимаются, трудятся без всякого вознаграждения. Это общественная работа, требующая высокого личного чувства. Чувства, что ты делаешь важное дело, чувства ответственности за это дело. Важным элементом благотворительной работы Церкви является и работа с обездоленными пожилыми людьми, живущими на грани или за гранью нищеты. Для них приходится находить одежду, лекарства, очки, собирать деньги, чтобы купить необходимое.

Однако в храм люди обращаются отнюдь не только за материальной помощью, но и, конечно, за духовной. И очень важно, чтобы священник и мирянин, встречающий человека с его проблемами на пороге храма, действительно могли оказать ему эту духовную помощь. Когда человек начинает верить в Бога, он становится крепче. Помочь ему вырасти духовно, чтобы противостоять той беде, в которой он оказался, — важнейшая задача.

Что, на ваш взгляд, является наиболее тяжким недугом, который разрушает российское общество?  

— Даже не знаю, с чего начинать. Все очень серьезно: нищета, наркомания, алкоголизм. Сталкиваясь с людьми, живущими за гранью бедности, не можешь не сказать, что главная российская проблема — это нищета. Но когда встречаешься с родственниками алкоголиков и родителями наркоманов, продавшими все, чтобы спасти своих детей, а то, что не успели продать, их дети украли, чтобы купить дозу, становится ясно: главные проблемы для России — это наркомания и алкоголизм.

Но есть еще немало других жесточайших недугов. Один из них — дороговизна хорошей медицинской помощи. У людей на неё нет денег. Поэтому часто, вместо того чтобы обращаться к врачу, они идут к колдуну и экстрасенсу. Вместо того чтобы принимать лекарства, используют народные средства, пищевые добавки и так далее.

Не могу не сказать и о такой опасной болезни, как страшная озлобленность населения… На богатых, на мигрантов, на беженцев, на представителей других национальностей и религий. Например, на католиков. Всё то, что мы называем ксенофобией. Эту болезнь также абсолютно необходимо лечить. Это страшно, когда человек на всех и на все озлоблен.

— Можно ли как-то искоренить эту озлобленность?

— Во-первых, нужно говорить с людьми. Очень часто озлобленность происходит от неосведомленности. Оттого, что человек живет, оперируя не фактами, а древними мифологемами ненависти ко всему чужому. Он ловит их в своем бессознательном, и они начинают развиваться и давать очень страшные плоды. На самом деле оказывается, что человек очень мало осведомлен в проблеме. Он просто ненавидит кавказцев, не зная их как людей. Когда начинаешь с таким человеком говорить, это уже дает положительный результат.

Во-вторых, я как священник не могу не сказать, что человека исцеляет молитва, та глубина, которая в нём появляется. Когда в нашем «я» нет глубины, когда мы поверхностны, когда мы апеллируем к мифологемам, мы все очень агрессивны. Когда же человек начинает подходить к проблеме мало-мальски глубоко, количество этой агрессивности довольно быстро уменьшается. И затем она просто исчезает.

Наконец, человека исцеляет настоящая вера в Бога. Поверхностная религиозность, когда человек надевает крестик, покупает иконку или берет в день Крещения 19 января в церкви святую воду, не меняет человека. Но когда он переживает нечто большое, связанное с Богом, то становится другим, агрессивность уходит из его сердца. Конечно, это очень трудный процесс. Ни от чего другого человек не освобождается с таким трудом, как от агрессивности. Тем более что она постоянно подпитывается теми материальными трудностями, в условиях которых мы живем.

— Как обрести эту настоящую веру? Через страдания?  

— Конечно, легко сказать, как это сделал Достоевский, что страдание очищает душу. На самом деле страдание далеко не всегда очищает душу. По сегодняшнему дню мы видим, что оно, наоборот, озлобляет человека, делает его более агрессивным.

Думаю, что очень большую роль играет встреча. Когда человек на дороге своей жизни встречается с кем-то, кто по-настоящему верит в Бога, несет эту чистую, радостную, светлую веру, тогда человек действительно может стать другим очень быстро. То есть встреча с по-настоящему верующим человеком — это уже очень много. Другое дело, что многие новообращенные православные христиане верят не светло, не радостно, а несут с собой какую-то мрачную агрессивную веру. Для многих из них надеть на шею крест, на ноги — сапоги, отрастить бороду подлиннее и начать исповедовать агрессивные взгляды и ненависть к католикам, протестантам, евреям – это и есть обратиться в православие. На самом деле весь этот ужас не имеет никакого отношения ни к православию, ни тем более к вере в Бога.

Очень нужны светлые Учителя, ведущие человека к Правде и Богу. Таким был, например, недавно скончавшийся митрополит Антоний Сурожский. Ему было 89 лет. Это был старый, совсем больной человек, он жил в Лондоне. В России он уже давно не бывал, но здесь издаются его книги. Есть множество записей его бесед, видео- и аудиокассеты.

Как-то телеведущий Владимир Познер не без иронии спросил меня: «Что бы вы сделали для того, чтобы улучшить ситуацию с верой в Бога, чтобы она начала помогать людям на Руси?» Я ответил, что чаще бы показывал по телевидению митрополита Антония. «Еще одного митрополита», — с некоторым раздражением парировал мне Познер, который вообще не особенно любит духовенство. «Не ещё одного, а Антония. Он такой – один».

Выходец из первой эмиграции, митрополит Антоний в годы войны во Франции был участником Сопротивления. В качестве врача-хирурга. Не получив никакого богословского образования, он уже при жизни, можно сказать, стал святым, потому что был до предела прост, в жизни аскетичен и абсолютно доступен всем и каждому, не любил даже, чтобы к нему обращались на «вы», предпочитая дружеское «ты» даже от тех, кто был его на 30 и более лет моложе.

Это был настоящий носитель того света Христова, что действительно просвещает всех. Каждый человек для святителя Антония был, если использовать евангельское выражение, «драгоценной жемчужиной», ради которой можно пожертвовать всем на свете. Он умел и утешить, и укрепить человека, но, главное, показать, что нужно с собою сделать, чтобы быть лучше. В его присутствии у людей появлялось не только желание изменить себя к лучшему, но и практическое видение того, что именно для этого необходимо. И всё потому, что он умел любить. Умел прижать к сердцу, умел, если так можно выразиться, каждого взять куда-то в глубины собственного «я» и удерживать там. Как ребенка. При этом в его отношении к людям не было никакого сюсюканья и никакой сентиментальности.

 

«Будьте милосердны, как милосерден ваш Отец», — говорит Иисус в Евангелии от Луки. Если попытаться понять, что именно означает слово «милосерден» (по-гречески «ойктирмон»), то окажется, что оно происходит от греческого слова «ойктос», то есть «боль», милосерден, таким образом, тот, кто воспринимает боль другого как свою собственную. Именно в этом смысле слова милосердным был митрополит Антоний. Общение с такими светлыми людьми дает очень много. Но беда в том, что их всегда бесконечно мало. Таким был еще Дмитрий Сергеевич Лихачев, а в Индии – мать Тереза. Кто еще? Не знаю. Наша задача как верующих развивать в людях чувство Бога, учить их при помощи книг, личных бесед и доверительных моментов в жизни. Иногда такое бывает в церкви на исповеди, иногда в электричке по дороге на дачу. В эти мгновения можно что-то передать человеку с глазу на глаз, заронить зерно, что невидимо присутствующий в нашей жизни Бог исцеляет наши сердца.

Мне хотелось бы, чтобы люди в России больше читали Евангелие. Сегодня православие начинается с того, что людям почему-то раздают крестики. Я бы раздавал людям Евангелие. Это удивительная книга. Когда начинаешь ее читать, действительно становишься другим. Во время августовского путча 1991 года мы вместе с моим другом отцом Александром Борисовым раздавали у Белого дома Евангелие. Молодежь, что стояла тогда возле Белого дома, была за это бесконечно благодарна. В какой-то момент я доставал своё Евангелие из кармана, и мы читали его вслух. Для людей это было огромным открытием, так как они никогда ничего подобного не слышали. Они преображались буквально на глазах.

Слово Иисуса делает человека другим. Поэтому если говорить о духовной помощи стране, то это евангелизация. Я знаю о том, как много это дает по опыту встреч с наркоманами и алкоголиками, с молодежью и больными детьми.

Уже больше 11 лет мои друзья из прихода св. Космы и Дамиана в Шубине и я работаем в Республиканской детской клинической больнице. Нам приходится искать деньги на лекарства, на одежду, на книжки для детей, увы, и на похороны. Организовывать их досуг, устраивать маленький театр, музыкальные встречи, рисовать… Они очень любят рисовать. За эти годы нам удалось провести несколько блестящих выставок детского рисунка. Их авторы — тяжело больные дети, которым духовная помощь необходима не меньше, чем медицинская. Мы читаем Евангелие, и как много это им дает. Когда начинаешь читать его вслух, то происходит каким-то мистическим образом настоящая встреча с живым Иисусом. Сам Иисус со страниц Евангелия сходит к нам. И невидимо оказывается среди нас. Таков эффект, который оказывает эта единственная в своем роде книга. Конечно, дети чувствуют присутствие Христа в жизни благодаря тому, что мы вместе с ними молимся и читаем Евангелие. Это семейная молитвенная встреча, равного которой вообще нет ничего. Дети-инвалиды чувствуют себя полноценными людьми, именно потому что с ними Бог, именно потому что они живут в радостном ощущении божьего присутствия в своей жизни.

 Конечно, ещё одна проблема — это усыновление больных детей. Детей с проблемами зрения, слуха, тяжелыми болезнями, которые нужно лечить в течение долгих лет путем многочисленных операций. Первоначально такие дети усыновлялись главным образом в США, Италию и другие государства. Теперь уже многие москвичи взяли таких детей. Усыновить ребенка-инвалида, которого придется «вытаскивать» в течение всей своей жизни, — это подвиг. То, что таких тяжелых детей стали брать в России, а не только за границей, – важнейший знак! Знак того, что общество выходит из тупика, из состояния кризиса. Что мы не погибнем.

Интервью провела Светлана Кускова

http://www.soob.ru/n/2003/7-8/concept/3

Благодарю В.Рыскину за этот материал

 



Вы можете помочь развитию этого сайта, внеся пожертвование:

рублей Яндекс.Деньгами
на счет 41001930935734 (сайт chistyakov.tapirr.com)




 

Рейтинг@Mail.ru

www.tapirr.com
Митрополит Антоний Сурожский
Помогите спасти детей!
ЖЖ
Используются технологии uCoz