Тематический указатель

 

 

 

tapirr.livejournal.com Живой Журнал tapirr

 

 

 

 

 

 

 

Митрополит Антоний

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

прот. Александр Мень

 

 

 

 

священник Русской Православной Церкви Георгий Чистяков

Священник Георгий Чистяков

Что думает о насилии Церковь?

Из передачи на радио «София» 18 апреля 1997

  

Что думает о насилии Церковь? Что думают древние старцы о том, как надо бы отвечать на зло? Авва Афанасий переписал на прекрасном пергаменте, рассказывают нам аскетические апофтегмы, на пергаменте, который стоил восемнадцать золотых монет, весь Ветхий и Новый Завет. Однажды некий брат пришёл к нему и, увидев книгу, унес ее, украл. В тот же день авва Афанасий захотел почитать из книги. Обнаружив ее исчезновение, он понял, что взял ее тот брат, но не послал спросить его из опасения, как бы тот не прибавил к воровству ложь.

Между тем, брат отправился в соседний город, чтобы продать книгу, и запросил за нее шестнадцать золотых монет. Покупатель сказал ему: "Доверь мне книгу, чтобы я мог узнать, стоит ли она таких денег", и принес книгу святому Афанасию со словами: "Отче, взгляни на эту книгу и скажи мне, должен ли я, по твоему мнению, купить ее за шестнадцать золотых, стоит ли она этих денег?". Авва Афанасий ответил: "Да, это хорошая книга, она стоит этих денег".

Покупатель отправился к брату и сказал ему: "Вот твои деньги. Я показал книгу авве Афанасию, тот нашел её прекрасной и счел, что она стоит не менее шестнадцати монет". Брат спросил: "Это все, что он сказал тебе? Не прибавил ли он чего-нибудь еще?" "Нет", — ответил покупатель — "больше ни слова". "Хорошо", — сказал брат — "я передумал, я больше не хочу продавать эту книгу".

И он поспешил к авве Афанасию и с плачем умолял его взять свою книгу обратно. Авва отказался со словами: "Иди с миром, брат. Я дарю ее тебе". Но брат ответил: "Если ты не возьмешь ее, я никогда не буду иметь мира в сердце". И он провел оставшуюся жизнь рядом с аввой Афанасием. Вот так святой Афанасий победил зло, гнездившееся в сердце этого не известного нам по имени монаха.

Приведу вам ещё другую историю из монашеской жизни древней Церкви. Однажды воры сказали некоему авве: "Мы пришли забрать всё, что находится в твоей келье". Тот ответил: "Дети мои, берите всё, что пожелаете". Тогда они взяли в келье всё, что можно, кроме спрятанного мешочка с деньгами, и ушли. Но старец побежал за ними, крича: "Дети мои, вы забыли это мешочек! Возьмите его!". Смущенные поведением старца, воры отнесли назад всё взятое и принесли покаяние, говоря: "Старец — это поистине человек Божий!". Вот как умели христиане в древности побеждать зло без всякого насилия.

Размышляя над этим, современный православный богослов Оливье Клеман пишет:

"Здесь ненасилие, как понимал его Ганди, выражается не только в радикальном самоотречении. Оно есть также любовь, действенная, парадоксальная, переворачивающая душу виновного, пробуждающая в нём личность и внимание к своему истинному предназначению".

Бог может всё! Открывшийся человеку во Христе, Бог действительно переворачивает нашу жизнь. Любовь действенная, парадоксальная, как говорит Клеман, переворачивает душу виновного, пробуждает в нём личность. Вот что такое христианское ненасилие, вот что такое победа над злом средствами добра! Удивительна наша вера! Сия есть победа, победившая мир, вера наша, — как воскликнул некогда апостол и евангелист Иоанн Богослов.

Что же касается некоторых святых, которые пропагандировали, проповедовали насилие, то мне хочется напомнить, что думал по этому поводу такой известный богослов прошлого и, между прочим, богослов крайне консервативный, как митрополит Макарий Булгаков. Он писал в своём "Введении в православное богословие":

"Приписывая полный авторитет всем отцам и учителям вместе, когда они согласно утверждают что-либо в учении о предметах божественного откровения, мы должны помнить:
1) Что вовсе нельзя приписывать такого же авторитета каждому отцу порознь. При всей своей святости, при всем обилии духовных дарований, святые отцы не были богодух-новенны, подобно святым Пророкам и Апостолам, и потому писания отеческие никогда не должно сравнивать с каноническими книгами Священного Писания.
Святые Отцы не были непогрешимы каждый порознь. Напротив, могли погрешать, и некоторые действительно погрешали...
2) Что вовсе нельзя приписывать отцам и учителям такого же авторитета в тех случаях, когда они разногласят между собою...
3) Что вовсе нельзя приписывать святым отцам и учителям такого же авторитета, когда они рассуждают не о предметах божественного Откровения...". Наконец, "не должно соблазняться встречающимся несогласием того или другого уважаемого учителя Церкви, касательно некоторых истин христианства, с единодушным учением всех прочих пастырей, а надобно смотреть на это несогласие как на частное мнение учителя".

Такова точка зрения русского православного богослова и известного иерарха XIX века.

Что же касается утверждения, согласно которому воззрения отцов и их мнения должны иметь у нас силу канонов веры, и мы должны почитать их и верить им наряду со Святым Писанием, то это точка зрения средневекового католичества, подчеркиваю, именно средневекового католичества. И мы с вами, православные люди двадцатого века, не должны превращать нашу веру в какую-то пародию на мировоззрение средневекового Запада, который требовал обожествлять любую фразу, если она принадлежит святому, любую точку зрения, которую высказал когда-либо какой-нибудь из подвижников.

Мнение владыки Макария сформулировано очень точно, и это и есть на самом деле православная точка зрения на святоотеческое предание... Более того, теория, согласно которой каждое мнение святого верно и безошибочно, очень опасна, ибо она работает против святых, превращая их из наших братьев и сестёр, которые предварили нас опытом веры, в каких-то идолов. Таким образом почитание святых, благодатное и в высшей степени необходимое нам, православным христианам, превращается в идолопоклонство. Напомню вам слова молитвы: "Несть человек, иже жив будет и не согрешит. Ты бо един токмо без греха", — обращаемся мы к Богу, — "правда Твоя — правда навек"...

Поэтому, родные мои, не будем обожествлять частные мнения подвижников церковных, частные мнения тех, кто жили прежде нас. Поймём, что все-таки больше прислушиваться надо к тому, что говорят они все вместе, соглашаясь друг с другом, и к тому, что говорит нам Священное Писание. Митрополит Макарий очень чётко подчеркивает, что того авторитета, который имеет Священное Писание, не должно приписывать писаниям отеческим... Мне кажется, если [мы] будем больше прислушиваться к тому, что думали православные мыслители прошлого, больше вчитываться в книги, которые они нам оставили, серьезнее изучать историю, то тогда многие черты нашего с вами характера, очень резкого и нетерпимого, сгладятся, и мы станем мягче, станем добрее друг к другу. И мы поймём, в конце концов, что только на путях ненасилия возможно будущее, что только отложив оружие и перековав мечи на орала и копья на серпы, как воскликнул пророк Исайя, можно войти в будущее и можно стать христианами, православными христианами двадцать первого века.


 

 

Также см.
Священник Георгий Чистяков Война глазами христианина. Опыт православного осмысления войны

Мохандус К. Ганди Моя вера в ненасилие

 

 

Примечание

Опубликовано: журнал «Православные вести», Москва, № 4, 2007

 

1. Книга святого пророка Исаии глава 2, стихи 2-4.

"Пророк верил, что у Иерусалима есть иная вселенская миссия. Он станет центром мировой религии и знаменем окончательного торжества правды Божией на земле.

В кругу учеников Исайи ходило в те дни пророчество о великим будущем Сиона. Оно возвещало День Господень, но уже не в плане суда, а в плане спасения:

В тот День утвердится гора Дома Ягве во главе гор и возвысится над холмами.
И соберутся к ней все племена, и придут народы многие, и скажут:
«Пойдемте, поднимемся на гору Ягве, к дому Бога Иакова,
И Он научит нас путям Своим, и пойдем мы по стезе Его»

Это единение совершится не мечом, а притягательной силой истины

Ибо из Сиона выйдет Учение и Слово Ягве—из Иерусалима
И Он будет судить между племенами, говорить ко многим народам,
И они перекуют мечи свои на плуги и копья свои на серпы ;
Не поднимет меча народ на народ, и не будут больше учиться войне.

 

Из книги: Протоиерей Александр Мень Вестники Царства Божия (перевод библ. текста сделан автором).

 

В Синодальном переводе:

"И будет в последние дни,
гора дома Господня будет поставлена во главу гор, и возвысится над холмами,
И потекут к ней все народы. И пойдут многие народы, и скажут:
придите и взойдем на гору Господню, в дом Бога Иаковлева,
и научит Он нас Своим путям; и будем ходить по стезям Его.

Ибо от Сиона выйдет закон, и слово Господне из Иерусалима.
- И будет Он судить народы, и обличит многие племена;
и перекуют мечи свои на орала, и копья свои - на серпы;
не поднимет народ на народ меча, и не будут более учиться воевать".

 

 

Сканирование tapirr
Распространение весьма приветствуется.
Просьба ставить гиперссылку при копировании.

 



Вы можете помочь развитию этого сайта, внеся пожертвование:

рублей Яндекс.Деньгами
на счет 41001930935734 (сайт chistyakov.tapirr.com)




 

Рейтинг@Mail.ru

www.tapirr.com
Митрополит Антоний Сурожский
Помогите спасти детей!
ЖЖ
Используются технологии uCoz