Тематический указатель

 

 

 

tapirr.livejournal.com Живой Журнал tapirr

 

 

 

 

 

 

 

Митрополит Антоний

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

прот. Александр Мень

 

 

 

 

священник Русской Православной Церкви Георгий Чистяков

 

Елена Куликова

 

Умер отец Георгий
Похороны о.Георгия
Успение Богородицы. Памяти батюшки Георгия

 

 

Умер отец Георгий

 

25 Июн, 2007 at 2:54 PM

Умер батюшка Георгий. Отец Георгий Чистяков, священник Храма Косьмы и Дамиана. Мой духовный отец. Я не могла этого написать. Да и сейчас трудно. Мысли слегка путаются и излагаются сумбурно. Хочется все о нем вспомнить, то малое, что я могу вспомнить о нем. И записать.

Я помню его таким:

Таким я его увидела впервые. В декабре 2006. Таким я помню его на своей первой исповеди у него, в Рождественский сочельник этого года. И таким он будет в моей памяти всегда.

У меня такое же ощущение, как тогда, когда умер мой папа.

Мне с одной стороны было ТАК плохо, что хотелось даже не плакать, а стенать и страдать. А с другой стороны – я не могла выдавить из себя и слезу, боялась этого и даже более того – не давала себе плакать, потому что больше переживала за маму (что делать ей, если я буду биться в истерике?).

Правда, сейчас всё немного по-другому. Не хочется стенать и страдать. Но внутри хочется тихо плакать, и опять не хочу давать себе этого делать, потому что понимаю, о. Георгий теперь у Бога, Там. И я уверена, ему Там хорошо. И это он сейчас смотрит на нас всех сверху и тоже сдерживает слезы, жалея нас… Но так хочется тихо поплакать.

Я узнала об этом в воскресенье, придя на литургию. Я опаздывала. Удивилась, почему так много людей пришло в воскресенье утром, даже в майские воскресенья нас было гораздо меньше… А тут едва открыв дверь увидела стоящих у свечного ларька прихожан… И увидела его фото. На стене. И еще одно, в цветах… Ведь в пятницу я заходила на сайт Храма, я помню, все было хорошо… В субботу у меня весь день прошел в зале, были уроки, и своя практика у меня сейчас очень тяжелая - скоро экзамен на Базовый 1 и я занимаюсь йогой из последних сил… В Интернет я не заходила. Решила, ну что может такого случиться? Все равно иду утром в воскресенье на литургию. И никаких предчувствий не было. Кроме необъяснимой тяги утром в воскресенье непременно придти в Храм, хотя я поняла, что от усталости проспала и чрезвычайно опаздываю… Думала – может не стоит прямо на литургию, а зайти позже, раз уж опаздываю, так – свечи поставить, записки отдать, помолиться в благодарение за то, что с Божьей помощью благополучно вернулась из Марокко…  Но эту мысль отмела почему-то сразу, хотя от усталости просто ноги не двигались…

Даже смотря на него, улыбающегося с фото в обрамлении черной ткани я не верила своим глазам, хотя понимала умом – так фото висит только в одном случае… Пробралась сквозь людей в южный предел. Стою и понимаю, что глаза щиплет от подступающих слез… Справа-слева иногда раздается всхлипывание, все стараются сдерживаться. Значит, все-таки правда, хотя, в чем сомневаться? Но как в такое поверить сразу?

Когда доходит до поминания все равно судорожно прислушиваюсь, чтобы не пропустить: да или нет? Да. «Упокой, Господи, души …. Новопреставленного раба Божия иерея Георгия…».

Я как всегда в своей жизни опять не успела сделать еще одно главное… Сколько их, не сделанных мною дел, которые я не успела сделать по нерадению, лености, ложной скромности, стеснению? И вот еще одно. В мае я узнала, что о. Георгию стало хуже. Я написала ему письмо, в котором мне хотелось выразить КАК он нам нужен, ЧТО он сделал только для меня, которую вряд ли помнит в лицо, а уж для других, кто был его духовным чадом годами, чтобы это еще одно признание придало ему сил в борьбе с болезнью. И я даже не чаяла получить от него ответ, но получила:

«From: Георгий_Чистяков
To: alenka-cool
Date: Ср, 09.05.2007 23:35:15

Subject: ответ
----------------Original text----------------
 Дорогая Лена!
спасибо за письмо. пишите еще. отвечаю кратко, потому что плохо себя чувствую. но читаю всё внимательно.
Ваш о.Георгий»
 

Я прыгала на стуле от счастья, когда такое получила!

Потом я написала еще одно письмо, мне хотелось не прерывать эту нить общения и еще раз почувствовать себя просто рядом с батюшкой, поддерживая его в болезни не жалостью и сочувствием, а просто рядом, что ли… Не знаю как объяснить.

Я получила и на это письмо ответ. И была уверена, что получу его. Он НИКОГО и НИКОГДА не оставлял без внимания, стоило только к нему обратиться.

Вот его последнее письмо мне:

«From: Георгий_Чистяков
To: Алена

Date: Вт, 15.05.2007 21:59:23
Subject: Re:_Здравствуйте!_Это_снова_я,_Лена._=)
 ----------------Original text----------------
 Дорогая Лена!
письмо получил, но отвечу попозже, потому что сейчас плоховато себя чуствую
 
 Христос воскресе
о.Георгий»

Читая такое у меня сердце сжалось от боли. Я решила, что не буду его тревожить, а напишу как только вернусь из отпуска, через месяц. Ему наверняка станет лучше…

Сколько я напоминала себе после приезда написать хоть пару строк ему? Боролась с косноязычием и стеснением. Целую неделю! В пятницу вечером, понимая, что опять не успеваю сосредоточиться и написать эти разнесчастные пару строк, я решила – в воскресенье узнаю в Храме как он, и если ему хоть чуть получше – обязательно напишу…

А ведь в пятницу я могла еще успеть вновь сказать ему несколько добрых слов. На прощание…

 

***

Похороны о.Георгия

26 Июн, 2007 at 10:42 PM

 

Я не могу пока ничего написать. Не получается. Вот фото. Из тех, которые получились - у меня руки дрожали. Но в них все, что я видела и у меня рука поднялась запечатлеть...

Теперь могу сказать немного больше…

Я бежала в Храм на литургию к 8 часам и успела даже чуть раньше. Храм был уже полон. Когда я вошла, было трудно ходить и ставить свечи. Но был свободный проход к гробу о. Георгия. Весь в море цветов. 

Мои розы там просто утонули в общей благоухающей массе, и было уже не скорбно, а почему-то радостно и душевно приятно втискивать свой букетик в огромное переполненное ведро у изголовья. Радостно – потому что столько людей любили о. Георгия, посчитали за долг хотя бы так выразить ему свои чувства, за то, что он был в их жизни, помог им и этих людей очень-очень много! А душевно приятно – потому что мне выпало великое счастье в жизни быть одной из них. Правда, совсем недолго и уже в конце его жизненного пути. Но даже за это малое время он внес в мою жизнь нечто очень-очень драгоценное. Он духовно спас меня и поддержал, вновь подсказав ориентиры – где же все-таки истина. Как за такое не любить его как второго отца, когда он с первой минуты общения отнесся ко мне как к родной дочке? И таких детей у него было длиннющие, безконечные очереди на исповедь каждое воскресенье!!! И каждый был дорогим его сердцу, уникальным, неповторимым любимым дитем. Вот это была широта его сердца, которую не измерить!

Первые минуты мне казалось, в Храме как-то теперь все по-другому, слегка отчужденно, неуютно. И дело было даже не в гробе у амвона, не в горах цветов, а в атмосфере. Литургию служили незнакомые мне священники (я вообще кроме батюшек нашего Храма мало кого знаю из священнослужителей). Сперва я почувствовала себя «не в своей тарелке», а обычно стоишь в Храме, и чувствуешь, что этот Дом Господень и твой дом, и уютно там всегда, как дома.

Когда стояла в очереди на исповедь, провозглашали "Двери! Двери!" и должно <было> быть "Христос посреди нас!", так обожаемый батюшкой Георгием момент, когда весь Храм отвечает "Есть и будет!"; так вот, конечно, этого не было - ведь служил батюшка, заместитель благочинного – как я потом узнала. Вот тогда особенно стало сиротливо и понятно - отец Георгий действительно уже не с нами. Но мы все равно приветствовали друг друга - ведь батюшка Оттуда все видел, ему это было приятно услышать снова, жаль, что не дружный возглас всего Храма...

Неизвестный мне священник вел исповедь, но он явно был хорошо знаком многим прихожанам Храма, поскольку очередь была очень длинной. Он мне душевно понравился. И я рада, что исповедалась у него. И это ощущение «чуждости» исчезло, особенно, когда в ходе службы стали слышны знакомые голоса и замелькали лица наших батюшек. А еще поразил наш хор! Точнее, на этой, особенной для всех нас литургии было 2 хора. И как звучали их голоса, сливаясь в единое – невозможно передать! Я полный профан в этом и говорю мнение простого человека. Но чувствовалось, что каждый на клиросе старался изо всех сил – ведь это был их дар о. Георгию в его последний путь.

Причастие мне запомнилось тем, что почти все шли от Чаши, улыбаясь сквозь слезы. Многие прямо от Чаши шли к о. Георгию, чтобы приложиться к Евангелию на его груди, а уж потом к теплоте.

Я даже не помню целование Креста, но помню, что я как-то случайно оказалась рядом с амвоном у иконы Богородицы, совсем рядом с гробом. Мне повезло, правда, двигаться вправо-влево было невозможно, и там я простояла весь чин отпевания, прямо за спинами священников. Когда слово взял батюшка, который служил эту литургию – теперь я знаю, что это был помощник благочинного Сретенского округа протоиерей Феодор Рожик, то первые его слова были: «Сегодня мы провожаем в последний путь иерея Григория!». Он даже не поправился, хотя справа-слева шептали правильное имя, правда, потом он больше и не ошибался. Но какую-то девушку рядом со мной просто передернуло от этой оговорки. А мне почему-то улыбнулось, я и потом стояла с грустной улыбкой, которую не хотелось прятать. Отец Георгий не хотел нас покидать, хотя гроб с его телом говорил очевидный факт.

На отпевании священников было очень много, кто-то из них приходил, кто-то уже уходил, явно спеша по неотложным делам, после того, как прочитывал свою часть чина. Были и такие, которые оставались от начала и до конца. Ощущалось, что весь Храм переполнен и окружен людьми. Двери во внутренний двор были открыты, оттуда выглядывала целая толпа. В течение всего отпевания  безпрестанно поверх голов люди передавали и передавали к гробу охапки цветов со всех сторон. Те, кто стоял совсем рядом, у гроба, возлагали их в ноги о. Георгия, иногда проявляя чудеса сообразительности – потому что к концу службы класть цветы можно было только на пол – так их было много. К сожалению, я плохо еще знаю в лицо прихожан, поэтому мне трудно назвать имена тех, кого я видела, но были и знаменитости, которых знаю даже я, темная.

Запомнилось, как толпа у дверей во внутренний двор, совершив подвиг, раздвинулась, и через этот проход пролез адвокат Генри Резник с букетом. Люди сделали все возможное, чтобы он все-таки пробрался и собственноручно возложил свои цветы. Он был единственным, кому это удалось. Хотела я этот момент сфотографировать – но передумала, мне это не показалось необходимым для запечатления. Потом он постоял некоторое время рядом с хором, около Креста и быстро исчез. Особенно грустно было читать новости, цитирую: «...Всю панихиду у гроба покойного простоял известный адвокат Генри Резник…».

Странная реклама для такого события… Вообще не понятно, что это означает, но уверяю вас как свидетель – было все не совсем так… совсем не так… Но это не принципиально, конечно, ведь хорошо, что еще один человек, которому о. Георгий был дорог, смог с ним проститься так, как этого хотел… Правда, читать такое мне было не очень приятно, почему-то…

Но было совсем другое очень важное, что мне действительно хотелось запомнить об этой службе. Мне запомнились глаза батюшки Александра Борисова, полные слез, когда он, произнося свою речь об о. Георгии, дрожащим именно в этот момент от сдерживаемых переживаний голосом произнес: «…Я на всю жизнь запомню его удивительно проникновенные слова перед причастием: «Сейчас распахнутся Царские врата, и Христос выйдет навстречу нам». Это для него не было просто метафорой, это было глубочайшим переживанием его сердца - этой близости Христа в таинствах Церкви, в Евангелии…».

А еще я в интернете у кого-то прочла, что было очень много представителей и монахов иных христианских конфессий, но на самом деле в облачении я заметила только четырех – две монашки, пастор и собственно сам архиепископ Тадеуш Кондрусевич. Может, остальные были в мирском (я ведь в лицо никого не знаю)? Было очень душевно приятно их видеть. У всех были такие печальные лица. Архиепископ едва сдерживал слезы, когда стали выносить гроб из Храма.

Когда выносили гроб и обносили вокруг Храма, звон колоколов был как плач. И это было очень созвучно с душевным состоянием всех, кто пришел попрощаться с о. Георгием. А потом, в переулке у входа в Храм грянули стихиры Пасхи и: «Христос воскресе из мертвых…».

На кладбище Тадеуш Кондрусевич произнес очень трогательную речь. И с какими он правильными словами обратился к о. Георгию: «Ты перешел в иной мир, в котором уже нет разделений, в котором господствует единство. Мы молимся, чтобы ты был в царстве святых у Господа и испросил у Него всем нам дар и благодать единения».

А еще мне тоже запомнилась оговорка священника в прошении про «сотвори…» или «сохрани…», он начал уж было петь «сохрани…», и даже не сразу перешел на «сотвори...». И от этого стало вновь легко и печально-радостно, многие заулыбались. И подумалось об о. Георгии, не как об умершем, а как о человеке, который рядом благодаря нашим молитвам. Простите за перефразирование, но сохрани, Господи, в нас вечную память о нем! Именно с этими чувствами мы шли по дорожке, усыпанной цветами вслед гробу о. Георгия.

Когда мне удалось приблизится к могиле, уже слышался звук лопат и тут начали капать мелкие редкие капли дождя, практически с ясного небо – тучи были редкими. Я услышала, как гроб опускают в землю. Моя бабушка как-то, в таком же случае сказала на одних похоронах, когда пошел дождь: «Какой добрый был человек! Видишь, даже Боженька по нём плачет!».

Потом было долгое ожидание, люди медленно шли к могиле, и каждый целовал крест, старался прикоснуться к нему на прощание…

 

**

 

Он с такой силой каждую общую исповедь восклицал: "Молитесь! Молитесь неустанно! От всего сердца, горячо! Молитвенным правилом, или просто Иисусовой молитвой, или своими словами, как можете. Вслух и про себя. Дома и когда просто едете в траспорте. Вспомните о Боге и молитесь!"
Так тепло это вспоминать! У меня до сих пор в ушах звучат звуки этих слов и его голоса! Это говорилось им ТАК, будто он говорил стоя перед лицом Иисуса. Видимо, так оно и было.

 

**

Успение Богородицы
Памяти батюшки Георгия

28 Авг, 2007 at 1:14 PM

Сегодня один из потрясающих праздников. Все верующие вспоминают, как Пресвятая Богородица вознеслась к Сыну своему в жизнь вечную, то, что является нашим христианским главным чаянием и верой – после земной жизни есть жизнь, лучшая, вечная. Просто нужно всю свою земную жизнь всею душой стремиться к Богу и тогда мы сможем при этом ключевом для нас переходе «отсюда» «Туда» осознать и почувствовать, влиться в вечную жизнь, в Царство Господа. Если у нас таких стремлений здесь не было, то при переходе для нашей души не будет понимания что это – Царствие Божье, мы просто не сможем его увидеть своей душой, и вечная жизнь сложится, вероятно, совсем по-другому, таким образом, к которому не хочется сильно стремиться всю свою земную жизнь. К сожалению, многие это делают, иногда даже не давая себе в этом отчета. Одним словом, у нас, как всегда, каждую секунду есть выбор. И право решать, куда направить стопы ВСЕГДА, до последнего нашего вздоха, остается ТОЛЬКО за нами. Так уж создал нас Господь. По образу и подобию Своему – СОВЕРШЕННО свободными во всем и всегда. Нам все дозволено делать – и добро, и зло. Просто не все, что можно сделать – полезно для нас. Зло не бывает добрым. Но выбрать мы должны сами, что делать, жаль, что не всегда наш выбор полезен нам, не всегда мы выбираем добро.

В это воскресенье, я, совершенно случайно для себя, побывала на могиле о. Георгия. Просто ехала мимо на троллейбусе и вдруг, совершенно стихийно, увидев Пятницкое кладбище, буквально в 2 секунды решила выскочить на этой остановке и впервые после похорон посидеть у его могилы. Вы знаете, еще тогда, во время похорон, меня посетила одна шальная мысль, может не очень правильная, каюсь. Мне подумалось, что вот теперь, когда батюшка лежит в могиле телом, а душой – у Господа, отныне и всегда у всех и в любое время есть возможность прийти к нему и пообщаться когда бы ты не захотел. Сказать все то, что не было досказано, выражено, озвучено, что лежало на душе именно для батюшки, но не было возможности ему это сказать. Или казалось, что не было возможности. И это то, что при его жизни себе мало кто мог позволить из любви и жалости к нему, зная как всегда он был занят важнейшими делами, при этом, будучи очень уставшим, плохо себя чувствуя, он никогда не отказывал никому даже в малейшей просьбе. И было очень совестно беспокоить его, как всегда казалось, по пустякам, зная, что его все время ждут гораздо более важные дела, чем твои внутренние передряги. И вот теперь – он открыт и доступен для всех, кто нуждается в нем, теперь еще больше, чем прежде, при жизни. Достаточно выскочить на заветной остановке. Догадаться выскочить, почувствовать, что это просто необходимо сделать. И это можно сделать в любой момент. Главное – не опоздать для себя. А он – он всегда ждет нас, с раскрытыми для объятия руками, той же улыбкой. И как всегда, можно быть уверенным, ты будешь услышан им и просьба твоя, всегда будет услышана, и в его молитве передана Сущему, Отче, напрямую. Вот какова она – жизнь вечная! Кто сказал, что нам не дано ее понять здесь, при земной жизни? Так вот же она, мы свидетели ее, нам так повезло! Просто помяните о. Георгия, нашего дорогого и любимого батюшку. Вы обязательно почувствуете, что происходит нечто высокое с вами, необыкновенное, вечное, исходящее прямо «Оттуда», куда и надо устремлять свои стопы уже сейчас, «здесь», на земле. Безграничная доброта и любовь о. Георгия, распространяющаяся на всех, кого он встречал, ограничивалась только его физическими возможностями, а теперь она распространилась действительно безгранично. Теперь ей нет преград, препятствий в виде нашей ложной скромности (теперь ее можно отбросить – в ней нет причин и необходимости), в виде нашей совестливости и боязни за его здоровье, в виде его невозможности физически со всеми поговорить и всем помочь (увы, наша плоть очень ограничивает наши действия, она куда неповоротливее наших мыслей и стремлений). Он может быть со всеми и с каждым, кому он нужен, кто обратится к нему, стоит только это сделать. Отныне, прямо сейчас и до скончания века. Вот какая она – жизнь вечная!

На его могиле горела только что заботливо зажженная кем-то свеча в высоком стакане. Тем, кто был только что, минут за пять до меня. Стояли свежайшие розочки, от всей души кем-то специально выбранные и привезенные для батюшки. Кем-то, кто был в тот день чуть раньше меня. Еще не высох след на мокром песке от его ноги. Я наступаю своей сандалией на этот песок, совсем рядом с этим следом. Вот еще один, он совсем свежий, совсем влажный. Он мой. Сижу на корточках. Я ведь 5 минут назад и не думала, что окажусь здесь. А так давно хотела это сделать, с самых похорон. И так радостно на душе. И наворачиваются слезы. А ведь и не думалось плакать. И вдруг почувствовалось пушистое тепло прямо под сердцем, такое, что даже рука сама потянулась к солнечному сплетению и горсточкой накрыла это тепло, чтобы оно не улетучивалось с порывами прохладного ветра. Еще 5 минут – необыкновенные минуты потока мыслей и общения, и словно слышишь, как батюшка с воодушевлением вторит: «Да, да, да!!! Все именно так. И вот что еще…». Да. Главное – это вернуться и постоянно придерживаться своего выбранного пути, каждый раз направляя свои стопы к Богу и обращая Ему свое лицо. Тогда не собьешься с пути, и перед лицом Бога нет шансов сделать неправильный выбор. Именно так я и буду продолжать, ничего, что где-то оступилась. О. Георгий меня благословил на этот мой собственный путь служения людям еще при первой моей исповеди. Мой, личный маленький вклад в общую копилку Добра на земле. Я обязана не отступать и в точности продолжать это…

Всё. Нужно идти. Сейчас все равно еще кто-то подойдет и ему тоже не нужно мешать пообщаться с батюшкой, один на один. Разворачиваюсь в сторону дорожки, делаю пять шагов и сталкиваюсь с женщиной, прихожанкой нашего Храма, мы как-то стояли вместе в очереди на исповедь. Прости, Боже, мою черствость. Я даже не додумалась ни разу спросить, как ее зовут. Но она меня тоже узнала и всем сердцем потянулась рукой к моей руке и с улыбкой мы обе расцеловались. Словно батюшка дотронулся, подумала я. В ее глазах была видна очень похожая мысль, но про мою руку.

Любимые о. Георгием слова в Литургии, которые он всегда произносил с особым трепетом и радостью - "Христос посреди нас! Есть и будет!" Потому что Его жизнь – жизнь вечная. Теперь мне как никогда понятны эти слова. Понятны до физических ощущений. У о. Георгия тоже теперь жизнь вечная. Вот поэтому так все и происходит. Он всегда посреди нас. Достаточно просто вспомнить.

С великим праздником всех вас, дорогие мои! С Успением Пресвятой Богородицы! С победой Жизни над смертью, тлением и тьмой!

 

 

 

Фотографии Елены Куликовой. кликабельны.

Журнал автора: http://alenacool.livejournal.com/

 

 

 

 

 

 



Вы можете помочь развитию этого сайта, внеся пожертвование:

рублей Яндекс.Деньгами
на счет 41001930935734 (сайт chistyakov.tapirr.com)




 

Рейтинг@Mail.ru

www.tapirr.com
Митрополит Антоний Сурожский
Помогите спасти детей!
ЖЖ
Используются технологии uCoz