Тематический указатель

 

 

 

tapirr.livejournal.com Живой Журнал tapirr

 

 

 

 

 

 

 

Митрополит Антоний

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

прот. Александр Мень

 

 

 

 

священник Русской Православной Церкви Георгий Чистяков

 

Ирина Якушева


"…И они услышат голос  Мой и будет одно стадо и один Пастырь"

Утром 23 июня, уже зная о смерти о. Георгия, я читала Евангелие от Иоанна.

«Я есмь пастырь добрый, и знаю Моих, и Мои знают Меня. Как Отец знает Меня, так и Я знаю Отца, и жизнь Мою полагаю за овец. Есть у Меня и другие овцы, которые не сего двора, и тех надлежит Мне привести: и они услышат голос Мой, и будет одно стадо и один Пастырь»(Иоанн,Х,14-16).

Мне кажется, эти слова сбылись на о.Георгии, который был по-настоящему пастырем добрым. А вот о «другой овце» разговор особый. Она еще появится.

Первый рассказ был написан 24 июня, на второй день после смерти о Георгия. Я не стала отправлять его на сайт, чувствовала, что это не точка, скорее многоточие. Не хотелось бежать впереди паровоза. Предстояло два дня прощания. И приобретения бесценного духовного опыта.

Второй рассказ появился через два дня после похорон. Это не описание событий, а попытка понять: как печаль и острое сожаление, охватившие меня вначале, постепенно переросли в радость, попытка поделиться духовным опытом, который я получила за эти два дня. И, наконец, это желание рассказать о тех маленьких чудесах, которые происходили со мной и которые можно было бы отнести к простому совпадению, если бы не вера…

 

1. «Не успела…» 

Когда не можешь ничем помочь, лучше не мешать, отойти в сторонку и тихо помолиться, понимая тех, кто близко знал о. Георгия и, сожалея о том, что почти не имела роскоши общения с ним, потому что пришла в Косьму <имеется ввиду церковь святых Космы и Дамиана. К сожалению, многие прихожане так запанибратски называют свой храм - it> слишком поздно.

Пришла три года назад: почувствовала потребность присоединиться к Церкви. Перед этим много читала, беседовала с верующими людьми. Вопрос был: куда пойти исповедоваться впервые? Понимала, что, если оттолкнут, больше не приду. Трое знакомых верующих, не сговариваясь, посоветовали: в Косьму, там тебя не «отфутболят».

Пришла не вовремя: в канун Пасхи. Идет Литургия. Служит о.Александр Борисов, исповедует о. Георгий Чистяков. Стою в очереди, мало понимаю, что происходит, но вижу с какой теплотой и участием относится о. Георгий ко всем, кто к нему подходит. Сразу становится легче: батюшка не равнодушный. Потом ближе к концу Литургии о. Георгий идет вдоль длинной очереди и, наклоняясь к каждому, тихо просит: «Братья и сестры, пожалуйста, по 2-3 минуты, а то не все успеют». А у меня в кармане три листа формата А4 мелким почерком по Десяти заповедям!

Когда подхожу, вдруг забываю о своем конспекте и произношу нечто похожее на речь Чебурашки на открытии Дома дружбы: «Я шла, шла и, наконец, пришла!» «Слава Богу!»,-радостно подхватывает о. Георгий, приобнимает меня за плечи - и все! Причащаюсь. Ощущение такое… Верующие поймут.

Потом мне объясняли, что меня причастили авансом, что священник взял на себя ответственность, что в таких случаях мудрый батюшка понимает человека с двух слов и что он советуется с Господом. Окончательно сбитая с толку, думая, что сделала что-то не так, после Пасхи я пошла к о. Александру Борисову исповедоваться по полной программе, рассказала и о своей первой исповеди. Он ответил, что и так бывает, иногда даже и двух минут нет. И сказал, что делать дальше.

Я стала ходить в наш храм раз в месяц, чаще не получалось, потом-на катехизацию. Была еще одна попытка исповеди у о. Георгия, и тоже в канун праздника. На это раз я пришла в состоянии какого-то смятения: запуталась в душевном и духовном, хотелось совета мудрого батюшки. Стою, в глазах мировая скорбь, слезы вот-вот хлынут, следующая очередь моя. И вдруг о.Георгий сам направляется ко мне, приобнимает за плечи, говорит что-то утешительное и…идет дальше. Оборачиваюсь, а за мной длинный хвост, понимаю, что попадаю под общую исповедь. Но странное дело: в слове о. Георгия я слышу о том, с чем пришла, понимаю, что это не фатально, сразу становится легко и радостно. А еще он говорит о том, что мы не рабы Божьи, а Его друзья, эта мысль кажется мне новой и удивительной. О.Георгий говорит также: если человек приходит в храм со своей печалью и радостью, то, значит, он живет настоящей христианской жизнью.

Так я не заметила как стала жить настоящей христианской жизнью: прошла катехизацию, воцерковилась, попала в классную евангельскую группу, познакомилась с интересными творческими людьми нашего прихода. От них и узнала о слабом здоровье о. Георгия.

Я практически не попадала, когда он служит, а, если и попадала, то шла исповедоваться не к нему: зачем «грузить батюшку» понимала, что тем, кого он знает по имени, попасть к нему куда важнее, чем мне.

Узнала и о страшной болезни о. Георгия. Молилась вместе со всеми, надеялась на чудо: ведь произошло оно с армянским мальчиком Цоликом, рассказ о котором был опубликован на нашем сайте. Его выписали умирать, определили в хоспис.Он провел в коме полгода, а потом очнулся и стал поправляться. При повторном обследовании опухоль мозга не обнаружили!

Меня поразило, что о. Георгий служил в церкви при РДКБ (Республиканской детской клинической больнице), помогал тяжело больным детям, многие из них умирали от онкологических заболеваний. О.Георгий утешал их и их родителей, принимал на себя их боль.

Я читала об известных врачах, которые, всю жизнь посвятив исцелению людей от какой-нибудь страшной болезни, умирали в конце концов именно от нее. Примеров много. Наверно, нечто подобное произошло и с о. Георгием: он принимал на себя слишком много боли и страдания… Еще меня поразил один отклик на сайте, писала женщина, волонтер РДКБ:

«Дорогой Отче. Вы будете с нашими детками уже Там. Какая радость для них. Видно дела у нас так не важны, что Господу понадобился такой воин, Генерал ангельскому войску наших умерших детей»…

Когда мы встречаемся с яркой личностью, понимаем, что она многогранна и постепенно открываем одну грань за другой. В данном случае я не успела… Открыла только одну грань: умение сострадать и утешать. Я только сейчас узнала, что о. Георгий был ученым, доктором филологических наук, специалистом по древней истории. И при этом оставался скромным, отзывчивым человеком.

Одна моя хорошая знакомая, прихожанка Косьмы с более чем десятилетним стажем, сказала мне: «Как жаль, что вы пришли поздно. Вы бы обязательно подружились с о.Георгием». Дружить со священником? Как это? Ведь я же не достойна! Но чем больше читаю и думаю об о. Георгии, тем больше понимаю, что могла бы. И вовсе не потому, что такая хорошая или умная, а потому что это он дружил со всем приходом. А мне остается сожалеть, что не успела…

Для меня о. Георгий останется первым священником, который встретил меня, когда я пришла в храм, встретил с радостью. Это очень важно встретить так, чтобы человек больше не захотел никуда уходить. 

 

2.Подаренная радость

 Прот. Олег Батов, прот. Александр Борисов, свящ. Иоанн Власов, чтец на отпевании о.Георгия

23-24 июня я провела на работе (работаю в аптеке по 12 часов, два через два). Позвонила на мобильник женщина из евангельской группы, сказала, что прощание с отцом Георгием будет 25-26, решила: поеду. Договорились встретиться.

В первый день пришли вместе к 15 часам. Прихожан много, но знакомых не увидели. Переживали вдвоем, делились своими воспоминаниями об о. Георгии. Я сожалела о том, что не успела узнать его и полюбить… Она успела намного больше. Пошли в киоск, купили DVD с проповедями.

Потом о. Георгия привезли, и началось прощание.

Священники служили в белых одеждах, это меня удивило. Сама я была в черном. Заметила, что некоторые прихожанки были в черно-белом. О. Александр Борисов говорил о том, что мы испытываем и скорбь, и радость одновременно: скорбь об утрате и радость от того, что смерть-это не конец, а переход в новую жизнь. Я понимала это умом, читала Евангелие, но почувствовать радость не могла. Я ощущала себя «другой овцой», которая прибилась к хорошему «стаду», но все равно остается «другой».

На следующий день думала: приду на Литургию и отпевание, встану где-нибудь в сторонке, а на кладбище и прощальную трапезу не поеду: это для близких, да и тяжело все это и физически, и морально. Приехала в начале девятого, Литургия уже началась, но храм еще не был заполнен до конца (это потом стояли вплотную в притворе).

Приткнулась рядом с поминальным столиком и иконой Николая Чудотворца. Что-то видела, что-то слышала. И снова нахлынуло острое сожаление: не успела… И это «не успела» пело во мне со всеми знаками препинания: «Не успела! Не успела. Не успела…». И вдруг вопросительное: «Не успела? А почему, собственно, не успела? Разве о. Георгий умер? Разве смерть-это конец?»

 

И с этого момента что-то изменилось. Я перестала ощущать печаль и острое сожаление, почувствовала зарождение радости. Подняла глаза и вижу через четыре человека от себя женщину, с которой была в храме вчера. Тихонько прошу ее позвать, она оборачивается. Стою на месте, но люди почему-то расступаются, пропуская меня вперед. Теперь мне хорошо видно и слышно все происходящее. Наблюдаю за лицами священников, слушаю хор, чтение Евангелие, и постепенно становлюсь не просто наблюдателем, а участником Литургии. Потом причащаюсь, ощущаю себя частью общины Косьмы.

Литургия заканчивается, начинается отпевание. Зажигаем свечи. Слушаем Евангелие, которое по очереди читают священники на разных языках.

Действие продолжается в общей сложности пять часов, кому-то становится плохо, его заботливо сажают на скамейку, слава Богу есть возможность присесть. Уже ближе к концу службы мне становится плохо, пробираюсь на выход, меня сопровождают, люди расступаются, только одна женщина, стоящая в притворе, выражает свое недовольство.

На воздухе становится, легче появляются силы. Прихожане стоят группками, никого не ищу специально, но вижу знакомых по катехизации, евангельской группе, литклубу, с кем-то разговариваю, с кем-то просто здороваюсь. Меня знакомят с женщиной, моей тезкой, которая посещает лекции в Православном университе не первый год (а я два года туда собираюсь!). Узнаю много интересного. Между тем подают автобусы.

Решаем группой в шесть-семь человек ехать на кладбище своим ходом: автобусов на всех не хватит, а кому-то это нужнее.

Стою со своей спутницей, в двух метрах от нас останавливается машина, на которой повезут о. Георгия. Заканчивается прощание на улице, процессия направляется в нашу сторону и проходит всего в двух шагах . Пока смотрели, оцепенев, группа, с которой собирались ехать на кладбище, куда то исчезла. Дороги не знаем. Подходит незнакомый мужчина, говорит, что есть свободные места в автобусе. Кидаемся к ПАЗу, там все занято, идем на Тверскую, видим: стоит красавец –автобус синего цвета по типу экскурсионного, а из окна, высунувшись наполовину, машет двумя руками тот гражданин, который убедил нас ехать своим ходом. Места есть, но автобус больше ждать не может, т.к. нарушает движение. Садимся и почти тут же отъезжаем, кто-то бежит, не успевая. Водитель говорит, если попадем в пробку, опоздаем. Обходимся без пробок.

На кладбище пристраиваемся в конец процессии, потом идем в обход какими-то тропинками и вдруг оказываемся в нескольких метрах от места захоронения. Тропинка, на которой мы стоим, постепенно заполняется людьми. Она перпендикулярна аллее, на которой основная процессия и тут же место захоронения рядом с часовней. Мы видим и слышим все происходящее. Море цветов, их передают со всех сторон…

 

Крест установлен, люди начинают по очереди к нему подходить, прикладываются. А мы стоим, заблокированные. Кто-то пошутил: за партер надо платить. Надо так надо, никто не возражает. Но стоим совсем недолго. Тропинка вдруг приходит в движение, зато останавливается движение на аллее.

И тут до меня начинает доходить: в течение всего дня я вовсе не стремилась попасть в первые ряды, напротив, хотела быть в сторонке, да и на кладбище ехать не планировала, а почему-то получается, что все время оказываюсь в нескольких метрах от эпицентра событий. Моя спутница говорит, что у нее такое же ощущение.

Я не планирую возвращаться в храм на поминальную трапезу, моя спутница и тезка тоже. К нам подходят три женщины из евангельской группы. (Какова вероятность встретить трех знакомых дам среди нескольких сотен прихожан?). Они собираются ехать. Одна из женщин объясняет мне, что это не простые поминки, а нечто такое, что дает огромный духовный опыт. Отказаться от возможности получить духовный опыт? Нет, конечно. Приезжаем в храм, замешкалась на входе, отстала от спутниц, вхожу одна. Столы стоят длинными рядами, места все заняты. Почти все. Вижу женщину из моей группы, она машет мне рукой, указывает на свободное место. И где это место, как вы думаете? По центру, напротив стола, за которым сидят священники! Как будто сам Господь обо мне позаботился, чтобы я все видела и слышала. А, может это о. Георгий, и благодаря ему я весь день ощущаю такие маленькие чудеса? Ведь это так на него похоже: позаботиться, утешить, научить, превратить печаль в радость.

Я впервые присутствую на братской трапезе, и хотя она поминальная, все чаще и чаще звучат слова радость и праздник. Будто при ускоренном просмотре открываются передо мной грани яркой, одаренной личности о. Георгия. Я понимаю, что мне предстоит читать его книги, слушать его проповеди, испытывая при этом несравненную радость открытия. И очень радует призыв о Александра поделиться своими воспоминаниями, как много интересного можно из них узнать …

А еще чувствую, что никакая я не « другая овца», а полноценный член замечательной общины храма Космы и Дамиана, и что о. Георгий дал мне это понять.

Спасибо Вам, отец Георгий за подаренную радость, за умение утешить, за то что, чувствуя Вас, хочется возрастать.

 



Вы можете помочь развитию этого сайта, внеся пожертвование:

рублей Яндекс.Деньгами
на счет 41001930935734 (сайт chistyakov.tapirr.com)




 

Рейтинг@Mail.ru

www.tapirr.com
Митрополит Антоний Сурожский
Помогите спасти детей!
ЖЖ
Используются технологии uCoz