НАРОД БОЖИЙ

 

ГЛАВНАЯ

 

 

ДНЕВНИК

 

 

ART

 

 

ТЕКСТЫ

 

 

ПОЛИТИКА

 

 

ЛИНКИ

 

 

ПОИСК

 

 

ГОСТЕВАЯ

 

 

НАРОD БОЖИЙ

 

 

ИИСУС

 

 

Господь Иисус

 

 

 

НАРОD БОЖИЙ

 

СВЯЩЕННИК ЛЕВ ШИХЛЯРОВ

ХРИСТИАНСТВО И ПРОБЛЕМЫ ПОЛОВЫХ ОТНОШЕНИЙ

 

 

Священник Лев Шихляров - Зав. Кафедрой вероучительных дисциплин Российского Православного университета св. Иоанна Богослова

 

Вряд ли будет преувеличением сказать, что т.наз. "сексуальный вопрос" волнует каждого человека. Ему посвящено множество медицинских, психологических и философских исследований. В ХХ-м столетии эта тема у многих на устах; интимное перестало быть таковым и выставлено напоказ. Наш век узнал два новых термина: "сексуальная революция" и "свобода секса". Возникла мифологическая схема истории половой морали (рис. 1):

 

 

 

Первобытная беспорядочность отношений

 

ä

Древнее язычество (естественное, раскрепощенное, не знающее "надуманных норм")

 

ä

"Мрачное" средневековье (Церковь подавляет любовный инстинкт)

 

ä

Возрождение

(попытка вернуться к языческой свободе)

 

ä

Пуританизм тоталитарных систем

(СССР, Германия и др.)

 

ä

"Высвобождение" секса

 

 

рис. 1

           

Вспоминается, как в конце 80-х годов некая женщина во время телемоста с США произнесла фразу, ставшую "исторической": "У нас в СССР секса нет". Сегодня, судя по сообщениям печати, то ли отражающей реальную ситуацию, то ли провоцирующей молодежь на "свободную любовь", у нас присутствует все разнообразие сексуальных отношений. Сексопатологи и психологи пытаются помочь людям разного возраста, в решении их проблем, но при этом часто исходный пункт их научного мировоззрения состоит из причудливого соединения двух утверждений:

1. Всё, что естественно, все, что "задумано природой", то и прекрасно, то и приемлемо между людьми в меру договоренности;

2. Как утверждал З.Фрейд, всякое состояние и всякое стремление духа человеческого,  в т.ч. и религиозность, определяется степенью его половой удовлетворенности.

        И в то время, как со страниц "просветительных" изданий  даются советы и рассуждения о ханжестве "морали запретов", православные богословы предпочитают молчать, ограничиваясь общими фразами о падшести мира и необходимости нравственной чистоты. Актуальным остается горький упрек В. Розанова, что "семейного вопроса в России как бы и нет"...

        Попытаемся всё же как-то восполнить этот пробел. Нас, в частности, интересует решение христианским учением сексуальной проблемы. Ведь именно христианство до сей поры обвиняют в жестком неприятии "естественных и радостных потребностей", а тот же Фрейд считал религиозность человека производной от его "либидо". Но прежде хотелось бы уточнить определения. Слово "секс" в переводе с английского означает "пол", следовательно "сексуальный" синоним слова "половой". Однако мы ниже будем проводить разграничение между этими словами из-за различия оттенков, которые они приобрели в русском языке. Слово "секс" имеет широкое применение: "заниматься сексом", "сексапильность", "сексуальный гороскоп" и т.д. Оно изначально происходит от латинского "секция" ("разрезание") и в большей степени означает сам физиологический процесс телесных взаимоотношений между людьми. В "сексе" необязательна любовь и даже влюбленность (чего стоит выражение "заниматься любовью"!), но обязательно наличие партнеров. Секс не связан со смыслом жизни человека, с Божественным замыслом о нем. Цель секса- наслаждение, заканчивающееся разделением партнеров. А половая жизнь является частью многогранной жизни пола и связана с тайной пола (ибо пол - это половина целого). Она включает весь комплекс духовно-душевно-телесных взаимоотношений между полами и предполагает обязательность любви и взаимной ответственности. Она связана с браком. Она связана со смыслом жизни человека и с Богом. Цель половой жизни  соединение ради совместного спасения.

 I. Древние религии и половые символы.

Когда современный человек читает в древних религиозных мифах о том, что Афродита вышла из пены морской, образованной от оскопления бога Кроноса, о "любовных интрижках" громовержца Зевса, о "пастушеских забавах" Кришны, когда он видит изображения известного храма в Индии, росписи греческих амфор или финикийские барельефы, духовная жизнь древних людей предстает пред ним как увиденная на небесах и соответственно спроецированная в земной жизни непрекращающаяся сексуальная оргия, в которую вовлечены боги, духи, люди и животные. У иных это вызывает отвращение, у иных— восторг (так, В. Розанов восторгался древнеегипетским изображением пастуха соединяющегося с овечкой, как свидетельством близости к природе, естественности и неиспорченности), но чаще всего— иронию. Однако факты повсеместной распространенности в древнем мире религиозно-сексуальной символики нуждаются в осмыслении.

        Попробуем обратить свой взор к "детству" человечества. Ребенок чувствует Бога сердцем больше чем умом, он чист душой и чрезвычайно доверчив, он меньше взрослого чувствует свою выделенность из природы и часто с одинаковым интересом относится к механической игрушке, к живому зверьку, к новому человеку. Подобно этому и древний человек живо ощущал реальность Бога-Творца, Отца, также и "братство" с живой и неживой природой, но имея менее развитое сознание, выражал свои внутренние переживания через простые и наглядные символы.

        Веру в воскресение после смерти могло символизировать зерно, сгнивающее в земле и прорастающее в "новую жизнь". Божию мощь и способность к оплодотворению мог изображать бык или медведь. Прочность Божьего миропорядка - гигантский камень. Ум, ловкость, "ласку" Божества- звери семейства кошачьих. Духовный полет, стремление в Царство неба - птицеголовые и крылатые боги. Но, естественно, человек обращался и к самому себе и в себе пытался найти яркий символ Бога, свидетельство "образа и подобия", взаимосвязи (напомним "религия" = "связывание").

        Когда человек думал о Боге, как о Том Отце, Который творит мир и человека, Который наполняет "семенем" Своим каждую частицу космоса, Который подает жизнь бесчисленным существам и их потомству, он видел в Боге мужское и в себе находил соответствующий знак - мужской половой орган. Так возник "фаллический культ".

        Было время, когда во многих государствах можно было встретить огромные статуи в виде фаллоса, служившие объектами религиозного поклонения (иногда они стояли целыми ансамблями). Существуют изображения быков или царей (царь- посредник между Небом и народом, земная "ипостась" Божества) с подчеркнуто увеличенными половыми органами, говорящими о креативной мощи и готовности к оплодотворению. В Библии читаем о проникновении языческих культов в духовную жизнь Израиля:

"И устроили они у себя высоты и статуи и капища... и блудники... делали все мерзости тех народов, которых Господь прогнал от лица сынов Израилевых"

(3Цар. 14, 23-24).

Конечно, "мерзостью" этот культ, как и многое другое, становится в свете возвышенного учения Ветхого Завета, но для древнего человека этот примитивный символ был очень важен (ниже увидим, что и в Ветхом Завете мужской орган играет важнейшую роль).

        Когда человек думал о Божестве, как о той таинственной Бездне, из которой рождается мир, о той Божественной силе, которая дает земле плодородие, вскармливает каждое творение, он различал в Нем женское и в себе также находил соответствующие знаки. Так появляется частный случай культа Богини-Матери,- культ женского лона. Свидетельство тому - большое количество т.наз. "безобразных венер"- женских ритуальных фигурок, порой без головы, но с неестественно выпяченными грудями и животом, говорящими о постоянстве вселенской "беременности" и мощи рождающей энергии Бога.

        Нетрудно догадаться, что и процессы происхождения мира, сотворения людей и природы символически представлялись древнему человеку в виде половых процессов, Весь мир, духовный и материальный, был как бы игрой духовных сексуальных сил. Соединяются боги, от них рождаются новые боги, духи, сущности, энергии. Соединяются люди, рождая потомство. Половое совокупление рассматривалось как символ "небесного совокупления" и потому было священным. Неудивительно, что до сих пор у некоторых народов первое брачное совокупление происходит в храме, что девушку может лишить невинности жрец и т.п. В этой связи интересно вспомнить о вавилонском культе "священного брака". В праздничный день, раз в году, царь восходил в храм Астарты для того, чтобы соединиться со жрицей этого храма; и оттого, что с одной стороны, царь как бы воплощал в себе духовные чаяния и молитвы всего подвластного ему народа, нес его "душу" и "плоть", и был личностью, представлявшей пред Божеством грехи и добродетели подданных и ответственной пред высшим Судьей за смысл своего правления, а, с другой стороны, жрица символизировала воплощенную "ипостась" Божества, то сам акт совокупления, обставленный пышным ритуалом, означал для вавилонян, как ни странно это звучит, приобщение к Божественному, к бессмертию, ко спасению, становился символом соединения с Богом каждого человека (напомним: "религия" - "соединение").

        Другой пример - сочетание сексуальности с магией, уже не на символическом, а на энергетическом уровне. Существует старое повествование о женщине-шамане, пытавшейся найти убийцу. Привязав к углам шатра четырех молодых обнаженных мужчин, женщина металась между ними, и в своем волховании, как бы сказали сейчас, "сублимировала" половые "токи" в экстаз соединения с низшим духовным миром.

        Конечно, подобные символические действа не были безобидными. Священный брак вырождался в "храмовую проституцию" Междуречья и в оргиастические действа развращенных римских императоров, а поклонение родовому процессу в древней Сирии доходило до исступления, во время которого молодые люди, оскопляя себя, бросали детородные органы на алтарь для "оплодотворения" Астарты. Попытки переживания религиозно-сексуального экстаза, иногда с целью победить, "обмануть" плоть религиозно обосновать половую разнузданность были и у христианской секты николаитов (Отк. 2 гл.), и в русском хлыстовстве, и в тантризме, и у современной американской "Церкви любви". Распутин также находится в русле этой традиции.

        Но в целом можно сказать, что грубая половая символика на определенном этапе сыграла свою роль, и в ней самой по себе не следует усматривать развращенность или замкнутость на сексуальном, но как и вся сфера духа дохристианского мира, она нуждалась в преображении.

II. Библейский смысл брака

        Главный вопрос религиозной философии - вопрос о смысле жизни в значении конечной её цели. Только религия отвечает на этот вопрос определенно - это соединение своей жизни с жизнью Бога. Только христианство углубляет эту цель: это вхождение воскресшего в преображенном теле человека (с преображенной же душой) в полноту Божественной жизни, явленную через жертвенную любовь Христа. Отсюда вытекают главные задачи земной жизни человека: "хранение и возделывание" доверенной человеку Вселенной, сопротивление злу и утверждение добра, преодоление власти греха и становление в человеке личности, "стяжание Духа Святого" (выражение преп. Серафима Саровского), т.е. святости, вовлечение в жизнь нового человечества богочеловечества, а значит- спасённость.

        Библия наделяет человека высоким смыслом, но интересно заметить, что почти одновременно с раскрытием замысла о человеке книга Бытия возвещает о браке. В браке есть смысл и есть тайна. Если заглянуть в старые христианские катехизисы, то в них часто встречается следующее определение брака - это союз мужчины и женщины, предназначенный для продолжения рода и христианского воспитания детей. Смысл брака, т.о., видится в оплодотворении и в детях. При этом следует ссылка на данное в 1 uл.книги Бытия Богом повелении:

"И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею"(Быт.1, 2), как на момент установления брака. Но если бы это было действительно так, то пришлось бы признать наличие брака у разного рода животных, ибо точно те же слова (кроме "обладания") употреблены несколько раньше, в рассказе о сотворении рыб и птиц (Быт. 1, 22). На самом деле об установлении брака говорят совсем другие слова:

"оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей, и будут два одна плоть".

(Быт.2, 24).

В первой главе говорится не о браке, а о подчиненности новосозданного человека всеобщему закону воспроизведения живой жизни путем размножения. Здесь человек даже не называется по имени и в еврейском оригинале вместо слов мужчина и женщина (1, 27) употребляются "иш" и "иша"- самец и самка. Слова "плодитесь и размножайтесь" относятся только к земной жизни, и ими подчеркивается сходство, даже единство человеческого организма с животными. А брак относится только к человеку, он отличает человека от остальных живых существ настолько, насколько бессмертный личностный дух, "вдунутый" в человека, отличается от "души живой", от жизненной энергии, делающей любой животный организм живым; и именно поэтому только после слов о браке (2, 24) человек впервые называется по имени (Адам). Причина создания Евы выражена на первый взгляд не совсем убедительно: "Для человека не нашлось помощника, подобного ему". Помощником может быть и друг (того же пола), помощником может стать и конь, собака, и дельфин. По-видимому, в выражении "помощник, соответственный ему" (1,13) со-ответственный- имеет значение "другой", т.е. иная ипостась (женская) той же сущности ("человек"), несущая ту же ответственность. В сотворении Евы усматривается расщепление человека на две половины, на два пола (в древности существовал религиозный миф о двуполом первочеловеке— "Андрогине", который затем разделился на два существа. Библия не приемлет его буквально, но образом создания Евы из "ребра" Адама выражает тайну онтологического единства двух полов). При этом заповедь "Хранить и возделывать" намекает на различие характеров и задач, возложенных Богом на мужской и женский пол. Мужское— это ум, это "возделывание", приумножение, добывание, инициатива, познание, "прорыв" к Богу, это и оплодотворение. Женское— это сердце, это "хранение", это устроение очага, хранение в душе Откровения, полученного от Бога, это бремя вынашивания плода и чадородия. (Именно поэтому, кстати, как мужчине не дано рожать детей, так и женщине желательно не быть священником).

   Бог

 åä     æã

Мужчина          ßà      Женщина

рис. 2

 

Брак- это союз двоих ("разных") пред Лицом Бога и даже союз троих: Бога, мужчины и женщины. Брак таинственен постольку, поскольку в нём присутствует Непостижимый. Без связи с Творцом, хотя бы и неосознанной, брак теряет свою тайну и выдыхается. В браке двое соединяются в единый организм. В этом соединении происходит видение себя через другого. Св. Григорий Богослов говорит: "Благодаря браку мы являемся ушами, руками и ногами друг для друга; благодаря ему мы получаем двойную силу к великой радости друзей и горю врагов. Общие заботы уменьшают затруднения. Общие радости становятся приятнее. Радостнее является богатство благодаря единодушию. А у небогатых единодушие радостнее богатства. Брак есть ключ, открывающий путь к чистоте и любви".

 

 (Подобное возвышенное понятие о браке кажется материализму утопией. Ф. Энгельс, считавший себя компетентным в вопросе происхождения человека и семьи, называл изначальной формой отношений между полами промискуитет, беспорядочность и постепенное возрастание к полигамии, а потом уже к моногамии - под воздействием "трудовой" эволюции. Удивительно, что Энгельс и ему подобные, наблюдая моногамию и трогательную привязанность у многих животных и птиц, отказывали в них древнему человеку. Г.Честертон остроумно отмечал, что изучение наскальных изображений охоты на оленя не даёт оснований считать, что наш далекий предок, ударив дубинкой понравившуюся ему подругу, уволакивал её в кусты).

        Но если конечная цель всей земной жизни человека - в спасении и соединении с Богом, то цель брака должна быть подчинена смыслу жизни, и её можно выразить так: соединение двоих в единый духовно-телесный организм ради совершенствования и полноты бытия, ради спасения и соединения с Богом.

III. Черты брачных отношений в Ветхом Завете.

  

Всё вышеупомянутое необходимо сказать потому, что нам невозможно рассмотреть проблему половых отношений вне Божественного замысла о человеке. Однако, замысел этот на протяжении всей Библии раскрывается не сразу. Ветхий Завет прослеживает судьбу взаимоотношений Сущего Бога (Ягвэ) с народом Израиля. Смысл ветхозаветного исторического пути Израиля- приготовление к приходу Мессии-Христа. В В.3., как и во всем дохристианском мировоззрении нет развитого понятия самобытной человеческой личности. Здесь, особенно в ранний период, присутствует безликая масса народа, управляемого царями или религиозными вождями. И бессмертие понимается не в личном плане, а в смысле бессмертия рода или всего Израиля. И оттого, что спасение мыслится не как личностное, а всего Израиля в целом, то и все религиозное брачное законодательство нацелено именно на продолжение рода и на детей как на единственную цель брака. Чтобы Израиль спасся, чтобы в нем как можно скорее, "вернее" родился Спаситель, чтобы исполнилось Божие обещание Аврааму о бесчисленном его потомстве и - Моисею- о завоевании земли обетованной, размножение должно было стать главным смыслом брачного союза. Отсюда происходит вся кажущаяся нравственная парадоксальность брачных отношений в Ветхом Завете, во многом неприемлемых для христианина.

             

Примеры:

        Быт. 16, 2-5: "И сказала Сара Авраму: вот, Господь заключил чрево мое чтобы мне не рождать; войди же к служанке моей: может быть, я буду иметь детей от неё... И взяла Сара... служанку свою, Египтянку Агарь.. и дала её Авраму, мужу своему, в жену. Он вошел к Агари и она зачала. Увидев же, что зачала, она стала презирать хозяйку свою".

        Быт. 19, 30-32: Лот с дочерьми, спасшись из погибшего за грехи плоти Содома, "жил в пещере.. И сказала старшая младшей: отец наш стар, и нет человека на земле, который вошел бы к нам.. Итак, напоим отца нашего вином, и переспим с ним, и восстановим от отца нашего племя".

        Быт. 29, 21-23: "И сказал Иаков Лавану: дай жену мою; потому что мне уже исполнилось время, чтобы войти к ней.. Вечером взял Лаван дочь свою Лию.. и вошел к ней Иаков. Утром же оказалось, что это Лия. И Иаков сказал Лавану что это сделал ты со мною? Не за Рахиль ли я служил у тебя?.. Лаван сказал: в нашем месте так не делают, чтобы младшую выдать прежде старшей; окончи неделю этой, потом дадим тебе и ту.. Иаков так и сделал..."

        Быт. 30, 1-3: "И увидела Рахиль, что она не рождает детей Иакову.. сказала вот служанка моя Валла, войди к ней; пусть она родит на колени мои, чтобы и я имела детей от нее".

        Быт. 38, 6-10: "Взял Иуда жену Иру, первенцу своему; имя ей Фамарь. Ир, первенец Иудин, был неугоден пред очами Господа, и умертвил его Господь. И сказал Иуда Онану: войди к жене брата твоего, женись на ней, как деверь и восстанови семя брату твоему. Онан знал, что семя будет не ему; и потом когда входил к жене брата своего, изливал семя на землю. Зло было пред очами Господа то, что он делал, и Он умертвил его". (В результате Фамарь обманным путем все-таки зачала от своего свекра Иуды).

        Итак, продолжения рода необходимо достичь любой ценой, ибо через чадородие происходит спасение. При этом имеет значение наличие потомства у семьи (клана) в целом, но не обязательно у каждого из членов семьи. Дети- Божий дар. Он их дает или не дает. Бездетные наказаны Богом, даже прокляты, ибо могут не войти в число спасаемых колен и родов. Дети принадлежат не столько двоим родителям, сколь роду (семени).

Эпоха Моисеева Закона вносит существенные изменения в древние воззрения. Закон интересует уже не только продолжение рода, но и стремление к нравственной чистоте.

        Появляется Декалог, и в нем на седьмом месте стоит знаменитое "не прелюбодействуй", что означает следующее обращение к народу Израиля: "Не совершай измену браку или иных мерзостей плоти, ибо брак священен перед Богом (Которому ты обязан спасением от рабства, и в Котором вообще твоё спасение). Притч. 5, 18-19; 6, 32:

 

"Источник твой да будет благословен

и утешайся женою юности твоей...

груди её да упояют тебя во всякое время,

любовью её услаждайся постоянно...

Кто же прелюбодействует с женщиною..

тот губит душу свою".

 

        Даже физиологическая нечистота мужчин и женщин осмысляется религиозно по схеме: беда—> вина—> необходимость искупления—> за нечистоту приносится жертва. Израиль должен был стать "островком" преданности Единому Богу среди моря язычества и полового распутства; отсюда строгое осуждение и наказание за обычные среди соседних народов разврат и извращения; "да истребится душа" такого человека из Израиля - не раз повторено в Пятикнижии. ("Не оскверняйте себя ничем этим, ибо все эти мерзости делали люди сей земли.. и осквернилась земля.. свергнула народы, бывшие среди вас"- Лев. 18, 25-27). Половые отношения должны быть одухотворены, упорядочены и осмыслены, хотя главная цель остается прежней - "песок морской", образ бесчисленности потомков. Вот любопытное подтверждение (Втор.23, 1): " у кого раздавлены ятра или отрезан детородный член, тот не может войти в общество Господне", т.е. человек, не способный к продолжению рода, как бы не существует для Израиля, не вписывается в глобальный смысл существования избранного народа (для сравнения вспомним популярность кастратов в Египте и др. странах). Еще цитата: (Втор. 24, 5): "Если кто взял жену недавно, то пусть не идет на войну и ничего не должно возлагать на него, пусть остается в доме своем в продолжение одного года и увеселяет жену свою"- это, конечно, не поблажка молодожену, а ради потомства: оставил Израилю "семя"- можешь воевать.

        Но следует ли из этого, что в ветхозаветной истории было искажено представление о браке, данное в книге Бытия? Ведь и Христос упрекает иудеев в жестокосердии по отношению к браку, говоря, что "сначала не было так" (Мф. 19, 8). По-видимому, непонимание райского смысла брачного союза было обратной стороной особого самоощущения библейского народа: ведь и древнегреческое законодательство видело в детях назначение брака, но Израиль всегда подсознательно стремился к иному: чем больше потомков, чем больше "вариантов" соединений, тем вероятнее приход Мессии, тем ближе время Дня Господня.

        Обрезание. Со времён Авраама и до наших дней у некоторых народов, прежде всего у иудеев и мусульман, совершается известный обряд обрезания крайней плоти у мальчиков, который у неосведомленных людей вызывает недоумения, и который ученые прагматики объясняют гигиеническими соображениями. Не знаем, насколько гигиенична могла быть сама операция в древности, совершавшаяся каменным ножом в "нестерильных" условиях, но сами обрезывавшиеся знали совсем иное значение обрезания.

        Казалось бы, удивительно - обрезание является знаком Союза-Завета с Богом, его непременным условием (!-см. Быт., 17 гл.) Сам Моисей, призванный Богом, чуть не погибает из-за того, что не обрезаны его дети. Тогда его жена, обрезав сына, бросает крайнюю плоть к ногам мужа и говорит: "ты жених крови у меня" (Исх. 4 гл.). Св.ап.Павел открывает, что обрезание было прообразом крещения, употребляет термин "необрезанное сердце". В Церкви особо вспоминается день Обрезания Господа Иисуса (1 янв.н.ст.). Но если вспомнить, какую смысловую нагрузку несли древние половые символы, всё станет понятным. Как уже было сказано в гл.1, мужской половой орган был символом Божественной креативной мощи и плодовитости. В Библии встречаем, что в знак клятвы Аврааму (патриарху рода) раб кладет ему руку под "стегно" (Быт. 24, 9). В их понимании- это место ("причинное") связано с Творцом (Первопричиной). Поэтому, обрезывая крайнюю плоть, древний семит совершал символическое жертвоприношение: во-первых, он как бы отдавал частицу самого себя Богу, во-вторых, жизнь всего своего потомства, кое "выйдет" из детородного органа, он тоже посвящал Богу, а в-третьих, свою производительную силу он как бы соединял с силой Творца, Последний становился как бы Соучастником половой тайны человека. И тогда жертва обрезания становилась символом соединения с Богом, "обожением". (Женщин в Израиле не обрезывали, ибо само собой разумелось их приобщение к спасению через соединение с обрезанным мужем).

IV.                Развитие темы половых отношений у пророков и "мудрых" Внтхого Завета

Адам познал Еву, жену свою, и она зачала" (Быт. 4,1)- эта фраза сразу вводит читателя в глубину древнерелигиозной мысли. "Познал" здесь означает "совокупился". Познание (в любви) здесь понимается как половое соединение. Половое соединение должно быть познанием, видением себя в другом и другого в себе ради более полноценного приобщения к Божественной жизни, ибо половое соединение двоих в любви есть ступенька к соединению их с Творцом. Кстати, после такого рода познания происходит зачатие новой жизни, и человек приобщается, как со-творец Бога, к тайне творения.

        Но любовь-познание между людьми должна быть осознана как земное отображение любви-познания между Ягвэ и Его народом: "Слушай, Израиль: Господь, Бог наш, Господь един есть. И люби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею и всеми силами твоими". (Втор. 6,4-5). Поистине, такое с трудом можно отыскать в другой религии или философии: страх, трепет, ужас пред Богом у одних, растворение в Нем у других, отчаяние, сомнение, равнодушие у третьих. Но здесь от человека требуется именно любовь. Что значит для в.з. человека любить Бога, "как это может быть?"

        По мере проникновения в книги В.З. становится ясно: на протяжении истории Израиля происходит, если можно так выразиться, взаимное узнавание Бога и избранного народа, и чем глубже познание Его премудрости и Слова, тем яснее вырисовывается образ: Бог любит Свой народ и требует от него свободного произволения в любви, требует верности Завету, исполнения заповедей, требует ответного проявления воли. Бог - муж, а  Израиль - жена.  Жена эта столь часто не желает быть ею, что названа неверной женой, даже Блудницей. Между Богом и народом Израиля "завязывается связь, соединяющая последний с Ягвэ в Божественном эросе. Это, конечно, отличается от внебиблейского представления о "небесных браках" богов (рис. 3):

Вавилон:

Бог    ó    Богиня

ô     ô

мужчина  ó женщина

 

Израиль:

Ягвэ

ô

        народ = (мужчины + женщины)

 

Послушаем пророка Осию (речь идет о грехах Израиля):

"Судитесь с вашей матерью, судитесь; ибо она не жена Моя

и Я не муж её;

пусть он удалит блуд от лица своего

и прелюбодеяние от грудей своих,

дабы Я не разоблачил её...

И детей её не помилую,

потому что они дети блуда.

Ибо блудодействовала мать их

и осрамила себя зачавшая их;

ибо говорила: "пойду за любовниками моими,

которые дают мне хлеб и воду,

шерсть и лён, елей и напитки".

"...суд у Господа с жителями сей земли,

потому что нет ни истины, ни милосердия,

ни Богопознания на земле...

дух блуда ввел их в заблуждение,

и, блудодействуя, они отступили от Бога своего"

(Ос. 2,2-5; 4,1,12)

 

У пророков часто можно встретить выражения: "народ сей не знает Меня", "за то, что не познали Меня", "И будут они Моим народом, и Я буду их Богом". Здесь снова слышится призыв: будьте верны Ягвэ, исполняйте дела Закона, этим вы докажете любовь к Ягвэ, и тогда вы познаете Ягвэ и соединитесь с Ним (будете "Его" народом). Правда, пророки жили уже в иное время. Сам дух пророческого благовестия гораздо шире Закона. Израиль был так часто неверен, и пророки все чаще обращались к "остатку Израиля", т.е. устоявшим, тем немногим, кто сохранил верность, обращали они свой взор и на другие народы, пробивая брешь в "ограде Закона" и подготавливая почву для Евангелия, не знающего родовых или иных границ. А в целом это означало перенесение внимания с народа на конкретную человеческую индивидуальность.

 

В книгах "мудрых Израиля" можно выявить иное выражение той же мысли о верности Богу, о восхождении и соединении с Ним, хотя здесь в отличие от пророков больше спокойного философского рассуждения, и Бог выступает не как "Муж", а как высшая Премудрость, как бы «женская» энергия Ягвэ.. Человек, восходя по ступеням мудрости (мудрость=инициатива ума + верность Богу), входя в Премудрость, соединяется с Божественной жизнью.

   Но апогеем ветхозаветного гимна Божественному эросу является Песнь Песней. Даже современного читателя она привлекает своим эротизмом, и он бы очень удивился, узнав, что в древности эту книгу рекомендовали для чтения совершенным монахам. Включение этой древнейшей венчальной песни, этого возвышенного панегирика чувственной любви в канон Библии - книги о спасении, не должно выглядеть странным в свете всего высказанного о Ветхом Завете:

 

"Да лобзает он меня лобзанием уст своих!

Ибо ласки твои лучше вина.

От благовония мастей твоих

 имя твое как разлитое миро...

Царь ввел меня в чертоги свои,

будем восхищаться и радоваться тобою,

превозносить ласки твои...

Что яблоня между лесными деревьями,

то возлюбленный мой между юношами.

В тени её я люблю сидеть,

и плоды её сладки для гортани моей.

Он ввел меня в дом пира,

и знамя его надо мною - любовь.

Подкрепите меня вином,

освежите меня яблоками,

 ибо я изнемогаю от любви.

Левая рука его у меня под головою,

а правая обнимает меня.

... Как ты прекрасна, как привлекательна возлюбленная,

твоею миловидностью.

Этот стан твой похож на пальму,

и груди твои на виноградные кисти...

...Положи меня, как печать, на сердце твое,

как перстень, на руку твою:

ибо крепка, как смерть, любовь..."

(Песн. 1,2-4; 2,3-6;7, 7-8; 8,6)

Но за упоением взаимного любовного созерцания и полового обладания как бы присутствует все тот же второй план:  Жених - Ягвэ, Невеста- это непорочный "остаток" Израиля, а земной восторг половых отношений предугадывает духовное восхищение.

далее

к оглавлению

TAPiRR.EURO.RU

 

 

 

 

 



Используются технологии uCoz